0
June 20, 2019 10:02:58
Ru En Ua Select theme Select window style Print preview
Олег САЛЕНКО: "Меня приглашал Хиддинк" - Face 2 Face Betting
October 9 2008

Олег САЛЕНКО: "Меня приглашал Хиддинк"

       Сегодня мы беседуем с Олегом Саленко - воспитанником ленинградского футбола, уехавшим из Питера почти 20 лет назад, но до сих пор считающим Петербург своим городом.

       - Ну и погодка у вас в Киеве сегодня, - отметил я, приветствуя Олега.
       - Как и у нас - в Питере - дождь на день зарядил, - парировал Саленко...

Подрался с сыном полковника КГБ

       - Для большинства из нас футбол начинается с детства. Почему вы выбрали школу "Смена"?
       - Я не выбирал. Начинал в "Дружбе" из Красного Села. Уже потом меня приглашали в "Смену". Учился в четвертом классе, и мне не хотелось ездить через весь город. Однако тренер Владимир Вильде уговорил расти дальше.
       - Как протекал маршрут из Красного Села на Гражданку? Сколько времени тратили на дорогу?
       - Полтора часа. В девять часов утра у нас уже начиналась тренировка, потом учеба, а затем снова тренировка. Вставал в половину седьмого. В семь часов выходил из дома. Ехал на автобусе до "Проспекта Ветеранов", потом на метро до "Академической", а затем еще и на трамвае. Обратно домой приезжал часов в 9-10. Было тяжело, но постепенно я привык к такой жизни. Сейчас, конечно, трудно себе представить, чтобы кто-то из начинающих футболистов осуществлял такие поездки.
       - Положа руку на сердце, хватало времени серьезно заниматься учебой?
       - Вполне. Меня даже приглашали в математическую школу в восьмом классе. А вот в девятом классе, когда начали уже привлекать в "Зенит", времени на учебу не оставалось.
       - По молодости лет случались проблемы с дисциплиной?
       - Если что-то и случалось, то оно не имело никакого отношения к футболу. Типа, я - звезда, а ты кто? ( Смеется.) Раньше ведь как было? Человек подрался где-нибудь на дискотеке, где-то не так себя повел. Значит, его нужно поставить на место. Отсюда и появлялись заказные статьи в газетах, в том числе и о возбуждении уголовного дела.
       - Что за уголовное дело?
       - Подрался я с парнем, отец у которого был полковником в КГБ. Сами понимаете, чем это для меня могло закончиться... Приезжали даже разбираться на базу "Зенита" к Садырину.
       - И что же Павел Федорович?
       - "Отмазал" меня. Саленко, говорит, играет, в обиду его не дам.

На ЛОМО ходили только за зарплатой

       - Недавно несовершеннолетний бразилец Пато переходил в "Милан". Требовалось согласие его родителей на подписание контракта. А как этот процесс проходил у вас?
       - О каком контракте вы говорите? В середине-то 1980-х... Раньше мы все работали инструкторами по спорту на ЛОМО. Я официально стоял на ставке юношеской сборной и получал стипендию.
       - На ЛОМО устраивались какие-то встречи с болельщиками?
       - Не помню. Мы туда приезжали только за зарплатой.
       - Были ли в "Зените" тех времен какие-то группировки, дедовщина? Ведь вы тогда в команде были самым молодым.
       - Нет, не было. Большого разрыва в возрасте у игроков не было. Ближайший ко мне по возрасту был Сергей Дмитриев. У "Зенита" была команда, которая долго формировалась. Там были ребята, которые мне всячески помогали для того, чтобы я заиграл.
       - Свой первый гол за "Зенит" вы забили московскому "Динамо" в 16 лет, 126 дней. Запомнился ли он вам? И вообще, какие-то из десяти зенитовских мячей остались в памяти?
       - Запомнились первый мяч и последний в ворота одесского "Черноморца". Победа в Одессе позволила попасть "Зениту" в Кубок УЕФА. Правда, я тогда уже твердо для себя решил уйти в киевское "Динамо". Мне тогда даже говорили, что я мог бы на поле не выходить. Похожая ситуация у меня сложилась в испанском "Логроньесе". Последняя игра против "Овьедо" буквально накануне чемпионата мира в Штатах, а я уже два месяца назад подписал контракт с "Валенсией". Я выступал после травмы, мне даже Садырин звонил и просил поберечь себя. Но я до конца отработал свой контракт, как и в матче с "Черноморцем", забил два мяча в последней игре за клуб. Такие моменты, конечно же, запоминаются.

И Питер, и Киев - родные города

       - От кого к вам поступило приглашение в киевское "Динамо"?
       - Конкретно от Валерия Лобановского. Хотя меня приглашали в "Спартак", в ЦСКА звал Павел Садырин. Однако я всем говорил, что еду в "Динамо", для того чтобы играть в сборной под руководством Лобановского.
       - Вопрос с армией вы решали через "Динамо"?
       - Да. Когда мы играли в Москве в "Олимпийском" со "Спартаком", у меня случилось сотрясение мозга, неудачно упал. Когда я лежал в институте Склифосовского, ко мне приехал Садырин. Больницу окружили солдаты, чтобы я никуда не убежал. Павел Федорович предложил мне квартиру на Кутузовском, ключи от машины. Однако я отказался, поскольку у меня уже была договоренность с Лобановским о переходе в киевское "Динамо". В итоге мы мирно договорились, и я спокойно уехал из Москвы.
       - В Ленинграде ведь вас пытались удержать?
       - Обвиняли в отсутствии патриотизма. А что им еще оставалось делать? После ухода Садырина "Зенит" начал разваливаться. Руководству уже не было дела до того, кто уходит и куда. Тот же Сергей Дмитриев спокойно ушел в московское "Динамо".
       - Бытовые условия сыграли свою роль?
       - В других командах они были на порядок выше, нежели в "Зените". Это немаловажный фактор. Когда футболист играет, он не должен думать о других проблемах. Тем более что я еще в 1988-м году женился, когда играл в "Зените". После перехода в киевское "Динамо" мне сразу же дали квартиру на Крещатике. У Лобановского все было налажено. К нему благосклонно относилось руководство Украины.
       - Родители с вами переехали?
       - И брат тоже. Когда Лобановский брал какого-то молодого игрока с непростым характером, то он считал, что если родители рядом с футболистом, то они как-то могут на него повлиять. Это была его методика. Поэтому он помогал не только игроку, но и его родителям. Сам я полгода привыкал к Киеву, после Питера мне там было тяжело.
       - Как восприняли распад СССР, когда Россия стала жить отдельно от Украины?
       - Никак, по большому счету. В 1992 году я уже уехал за границу. Для меня же что Питер, что Киев - это родные города. Я их не разделяю. Хотя сейчас много всякого политического шума вокруг этой темы.

Если забиваешь, можешь язык не учить

       - Давайте коснемся вашей испанской карьеры. Первым клубом стал "Логроньес", аутсайдер Примеры на том момент.
       - Можно сказать, я убегал из Киева. В "Динамо" пришел Йожеф Сабо, который полгода не давал мне играть. Он рассуждал так: "Если игрок подписал с другим клубом контракт, то чего ему здесь играть?". После окончания сезона поехал в Германию, за компанию с Ахриком Цвейбой. Потом мне позвонил мой менеджер и предложил лететь в Испанию. Мне было все равно где. Лишь бы играть. Ну а когда я начал играть, то все встало уже на свои места.
       - Контракт с "Валенсией" вы подписали еще до чемпионата мира 1994 года. А если бы была возможность сделать это после мирового форума?
       - Я не жалею об этом.
       - А другие приглашения были?
       - После первого сезона приглашали в "Депортиво". В дальнейшем проявляли интерес "Атлетико" и "Реал". Однако президент "Валенсии" заявлял, что собирается строить суперкоманду. Меня туда ведь еще Гус Хиддинк приглашал. Это потом уже бразилец Карлос Альберто Парейра в "Валенсию" пришел.
       Когда я заключил контракт, то приехал на презентацию. Хотя по испанским законам этого делать было нельзя. Но "Логроньес" к тому моменту влез в долги, ему нужно было выплачивать деньги. Поэтому за два месяца до окончания чемпионата Испании уже был игроком "Валенсии".
       - Получается, шли играть к Хиддинку?
       - Да. Он предпочитает открытый футбол. Когда же появился Парейра, начал насаждать свою тактику. Главное для него была оборона. "Валенсия" изменилась.
       - Как у вас обстояло дело с изучением испанского языка?
       - Его я начал изучать только в "Валенсии". В "Логроньесе" работал русский массажист, он и выполнял функции переводчика. В принципе, если ты играешь, если даешь результат, то к тебе претензий нет.

Гаскойн трезвенник по сравнению с нашими

       - Кстати, смотрю, вы любитель красного вина?
       - Да ( в этот момент Саленко с удовольствием сделал очередной глоток. - Прим. автора). В Испании пристрастился. Там за обедом в обязательном порядке все выпивали по бокалу, для аппетита. И тренеры, и футболисты. Президент "Логроньеса" Маркус Эгузапал был винным магнатом.
       - Как-то тренер Валерий Овчинников, известный в футбольном мире, как Борман, сказал, что нашего человека никогда не поймут на Западе. "Если на Западе футболисту можно разрешить выпить бокал вина, то у нас меньше чем двумя бутылками водки этот процесс не заканчивается...
       - ...В этом есть доля правды. Но это у нас происходило потому, что всех запирали (а во многих командах продолжают запирать) на базе. Когда оттуда выпускают и дают один день отдохнуть, то за этот день надо многое успеть. И выпить, и погулять.
       - Были ли у вас в Союзе конфронтации с тренерами на предмет нарушения режима?
       - Меня однажды из олимпийской сборной выгнал Анатолий Бышовец. Но, тем не менее, меру мы свою знали. Однако тогда существовала такая психология, что вообще ничего нельзя. За рубежом к этому относятся проще.
       - Был такой футболист Пол Гаскойн, с которым вы пересекались в "Рейнджерс". Недавно прочитал один из вариантов его биографии, из которой можно сделать вывод, что он законченный алкоголик. Соответствует ли это действительности?
       - Я жил рядом с ним рядом, в соседнем домике, даже несколько раз ужинали вместе с семьями. Дело в том, что Пол выпивал публично. Специально, чтобы это все видели, чтобы об этом писали. По большому счету, Гаскойн - это блестящий шоумен. Приведу один пример. Сидит он с женой и вдруг дает при всех ей пощечину. Далее говорит журналисту о том, чтобы тот завтра написал об этом в газете. Просто каждый по-своему поддерживает интерес к своей персоне. Газеты дают игрокам прибавку в суммах контрактов со стороны клубов. Гаскойн, конечно, любил погулять. Однако по сравнению с нашими ребятами... У нас после побед так гуляли! Гаскойн по сравнению с ними просто-таки трезвенник ( смеется).

Вернуться в "Зенит" не позволил Мутко

       - Помните голы, забитые "Реалу" на "Сантьяго Бернабеу" в 1/8 финала Кубка Испании в 1995-м?
       - Первые полгода я спокойно играл в "Валенсии", команда хорошо шла в чемпионате. Затем Парейра начал ставить своих игроков. Мы с ним даже поссорились. Я заявил в интервью "Спорт-Экспрессу", что это не тот тренер, который нужен "Валенсии". В Испании это дело перевели, и Парейра полтора месяца не ставил меня в состав. Затем вместе отправились в Португалию, я - получать "Золотую бутсу", а Парейра звание лучшего тренера мира. Пока летели в самолете, обо всем и поговорили, поняли друг друга. Он вернул меня в состав, и я начал забивать. В том числе "Реалу", "Барселоне". Увы, скоро я получил первую свою травму колена и не смог восстановиться к финалу Кубка Испании. Мы играли против "Депортиво". Матч не был до конца доигран из-за дождя. Потом спустя три дня была 15-минутная доигровка, в течение которой "Валенсия" пропустила два мяча.
       - Вы упомянули о "Золотой бутсе". А где она сейчас находится?
       - Дома, в Киеве. Так же как и первая - с юниорского чемпионата мира.
       - У вас в квартире открыт мини-музей?
       - Только бутсы стоят. Еще есть футболки. Специально оставил их для своих детей. У родителей хранятся медали союзного чемпионата, кубки. Я же к этому всему спокойно отношусь.
       - Золото в этих бутсах действительно присутствует?
       - Бутса, которую на ЧМ-94 получил на пару с Христо Стоичковым, - бутафория, а вот из Саудовской Аравии золото на бутсе привез. Мне часто предлагают их на аукцион выставить. Толстосумы российские или украинские хорошие бы деньги дали. Но я вроде бы не бедствую.
       - Юниорский чемпионат в Саудовской Аравии - это злополучный матч с Нигерией?
       - Настоящий кошмар мы тогда пережили. Расслабились, ведя в счете 4:0. Пропустили один гол. Ну и что? Ну, два. А потом уже было невезение. Обстучали все штанги и перекладины в дополнительное время. С пяти метров не могли забить. Вышли бы в полуфинал на сборную США, а дальше Португалия, которую обыгрывали всегда. Заранее почувствовали себя чемпионами, и это сыграло с нами злую шутку. Должны были побеждать. Команда у нас была очень сильная, сыгранная. И тренер классный - Борис Игнатьев. За полгода до этого выиграли чемпионат Европы.
       - Можно сказать, что травмы не позволили вам раскрыть весь потенциал?
       - Я ведь и закончил карьеру из-за травмы. Есть вещи, которые не зависят от нас. После травмы была неудачная операция, потом восстанавливался полгода. Затем опять неправильная операция. Особенно тяжело было лечиться в Турции, где нет нормальных врачей. Приходилось постоянно летать в Испанию.
       - Сколько всего сделали операций?
       - Четыре. На одном и том же колене.
       - Правда, что была возможность вернуться в "Зенит" в 1999-м?
       - Раньше я был уверен, что Анатолий Давыдов не захотел меня видеть в "Зените", испугавшись авторитета в команде. Но со временем люди рассказали, что решение принял тогдашний президент Виталий Мутко, запретив Толе возвращать меня в "Зенит".
       - Часто удается приезжать в Питер?
       - Примерно раз в три месяца. Ведь у меня там сын живет от первого брака. Летом мы ездили в поездки с ветеранами киевского "Динамо". Зимой в Питер удается прилетать чаще.
       - Вы затронули тему ветеранов. Как организуются подобные матчи? Это происходит централизованно?
       - Приходит вызов в ФК "Динамо" (Киев). А затем уже люди занимаются тем, кто едет и как. Подобная практика более развита в Москве, у "Спартака". Недавно мы с ними встречались в Днепропетровске на открытии нового стадиона. Спартаковцы много игр проводят по России.
       - Как обстоит дело с материальной точки зрения?
       - Люди просто приезжают, чтобы собраться вместе, встретиться. Хотя "Спартак", например, платит ветеранам зарплаты, премиальные.
       - За ветеранов "Зенита" не приходилось играть?
       - Пару раз я ездил на такие встречи. Даже в Белоруссии проходил турнир, где-то года четыре назад.
       - А с кем поддерживаете отношения из команды "Зенит-84"?
       - С Дмитриевым и Юрием Желудковым.
       - Ваши сыновья, кстати, не занимаются футболом?
       - Нет. Старший, Саша, в Питере занимается единоборствами. А младший - Роман, которому три с половиной года, начинает потихоньку заниматься с мячом. У него есть задатки.

В "Арсенале" предлагали брать в команду "нужных детей"

       - В прессе мелькнуло сообщение о том, что вы могли бы пойти работать тренером в киевский "Арсенал".
       - Меня Александр Заваров приглашал работать с дублерами и в главной команде работать с нападающими. Однако руководству клуба нужны другие люди, которые по-другому смотрят на футбол. Мне предлагали брать в команду детей нужных людей.
       - Как я понимаю, есть твердое желание работать тренером.
       - В принципе, у меня есть и другие дела, на жизнь хватает. Но смотришь, какие в футболе творятся дела... Хочется чему-то научить, самому как-то показать.
       - А тренерскую лицензию вы получили?
       - Я окончил курсы три года назад. В следующем году эта лицензия заканчивается, и ее надо будет продлевать.
       - Многие бывшие футболисты сейчас становятся агентами. Говорят, что это прибыльное дело?
       - Я знаю, но это не для меня. Я так настроен, что футбол для меня - это футбол, а агентская деятельность - это агентская деятельность. Из нее уже не вернешься на тренерскую работу. Это совсем другое дело, это бизнес вокруг футбола.
       - А как же пример Константина Сарсания? Он был агентом, в "Зените" - спортивным директором, а сейчас и тренером в "Спортакадемклубе".
       - Но ведь во всем мире подобная практика вызывает противоречие. Либо ты менеджер, либо тренер. В Украине у каждого тренера есть свой менеджер, свои игроки. Поэтому футбол здесь уходит на второй план.
       - В России вроде бы ситуация несколько стабилизировалась, в футбол приходят независимые тренеры. Почему бы не поработать в России?
       - Хотелось бы, но чтобы изучать оттуда предложения, нужно получить лицензию категории Pro. В принципе, конечно, все возможно. Главное - положить этому начало.
       - В том же питерском "Динамо", которое играет во втором дивизионе, часто меняются тренеры...
       - ...Там, насколько мне известно, тоже все идет не так, как надо.

ДОСЬЕ

       Олег САЛЕНКО.
       Родился 25 октября 1969 года в Ленинграде.
       Выступал за команды: "Зенит" (1986-1988), "Динамо" (Киев, 1989-1992), "Логроньес" (Испания, 1992-1994), "Валенсия" (Испания, 1994/95), "Глазго Рейнджерс" (Шотландия, 1995/96), "Истанбулспор" (Турция, 1996-1998), "Кордоба" (Испания, 1999), "Погонь" (Польша, 2000).
       Чемпион СССР 1990 года, бронзовый призер 1989 года. Серебряный призер чемпионата Украины-1992. Обладатель Кубка СССР-1990.
       Лучший бомбардир ЧМ-1994 - 6 голов. Рекордсмен чемпионатов мира по количеству забитых голов в одной игре (5). Чемпион Европы среди юношей (U-18) 1988 года. Бронзовый призер первенства Европы среди юношей (U-16) 1986 года.

www.megastock.ru
RSS
© Voon Development Team 2000 - Contact us: info@voon.ru