0
December 3, 2020 13:56:05
Ru En Ua Select theme Select window style Print preview
Александр Заваров: "Куда потрачу миллион? Куплю костюм с отливом..." - Face 2 Face Betting
October 13 2011

Александр Заваров: "Куда потрачу миллион? Куплю костюм с отливом..."

В понедельник, 10 октября, гостем UA-Футбол стал Александр Заваров. Известный в прошлом футболист киевского «Динамо» и итальянского «Ювентуса» ответил на многочисленные вопросы читателей UA-Футбол. Предлагаем вашему вниманию первую часть текстовой версии общения с Александром Анатольевичем.

- Я скажу, что я человек не бедный, потому что в свое время поиграл в футбол. Решение Лозаннского суда я принял с восторгом, потому что справедливость должна была восторжествовать. То, что я хотел доказать несправедливость моего увольнения, - это все подтвердилось. Я не хочу оправдываться, просто рассказываю эту ситуацию. Я доволен этим решением. Скажу больше – полтора года, которые длилась эта судебная тягомотина, она не то, чтобы выбила меня из колеи, но она мешала, хотя я был занят совершенно другими делами и сильно не отвлекался на эту проблему. Я предполагал, что суд вынесет единственно правильное решение, так и случилось.

- Насколько тяжело было в психологическом плане, когда в первое время появлялись различные материалы на эту тему, в частности, аудиозапись вашего разговора с Рабиновичем?

- Это все как-то неожиданно произошло. Вы же понимаете, что все то было неправдой. Кто-то это писал за углом, я не знаю, как это делается – и диск, и еще что-то там. Конечно, была подключена пресса для того, чтобы опозорить меня перед болельщиками и другими людьми. Все эти наговоры, которые говорил Вадим Рабинович на меня, являлись еще одной отговоркой для моего увольнения. Я все это понимаю и воспринял спокойно, у нас люди рассудительные и понимают, для чего это делается. Я хотел эти высказывания Рабиновича, диски, увидеть перед тремя инстанциями – Премьер-лига, КДК, апелляционный суд. Ничего этого не было. Рабиновичу и Пустоварову, который подписал приказ о моем увольнении, нужно было приехать и сказать в Лозанне, а не через прессу, прячась где-то за углом. Не явившись на это дело, они только подтвердили, что все сказанное этими людьми ранее было неправдой. Присяжные тоже были удивлены тому, что вместо двух главных человек, один из которых подписывал документы, а другой – рассказывал сказки, приехали люди, которые просто работают в клубе, и, боясь за свое рабочее место, конечно, говорили то, что хотел Вадим Рабинович. Я думаю, что эти два человека повели себя немножко неправильно. Для чего это было нужно? - мне сложно сказать. Можно было просто вызвать меня и сказать: «Мы не хотим с тобой работать». Тем более я уже давно и не один раз писал заявления об отставке, но Рабинович сам настаивал на том, чтобы я остался, два раза подписывал со мной контракт. Точнее не он подписывал, а Пустоваров, будучи финансовым директором клуба.

- Каким, на ваш взгляд, будет дальнейшее развитие событий?

- Этим занимаются мои адвокаты. Постепенно мы придем к тому, что «Арсеналу» все равно придется выплатить мне сумму. Через сколько это будет – сложно сказать. Но это будет исполнено, потому что еще не одна команда не ослушивалась решения Лозаннского суда и все выполняла.

- В решении четко прописана сумма?

- Конечно, сумма прописана – больше миллиона долларов плюс 5 % годовых за неисполнение. Решение было принято 6 июля 2011 года. Сегодня уже октябрь, но у «Арсенала», наверное, не хватает мужества исполнить решение суда.

- Если вернуться в прошлое и предположить, что Вадим Рабинович обратился бы к вам и сказал, что он не хочет с вами работать, как можно было договориться в этой ситуации, ведь у вас на руках был трехлетний, если не ошибаюсь, контракт? Вы бы требовали компенсацию?

- Очень сложно сказать. Если бы это произошло сегодня, я бы с ним вообще не разговаривал. В то время можно было урегулировать этот вопрос. Я много лет работал в «Арсенале», в самые трудные времена, я хотел работать, но видите, как все получилось. Если бы Вадим Рабинович сказал: «Я не хочу…», хотя зачем этого говорить, когда у меня в июне 2010 года заканчивается контракт, зачем в ноябре продлевать контракт, а в январе увольнять? Я этого не понимаю. Видимо, это какие-то амбиции, чтобы показать, кто в клубе хозяин. Никто ж этого у тебя не заберет, хозяин – да хозяин себе. Нужно сначала думать, а потом делать. Со мной – это не первый случай. До меня были случаи с Деметрадзе, Мизиным, Парфеновым. Человек считает разрыв контракта нормальным явлением. Все время скандалы у нас вокруг «Арсенала». Трудно поверить, чтобы подобное произошло с «Динамо» (Киев), «Шахтером» или «Металлистом», потому что там нормальные владельцы клуба.

- Если не ошибаюсь, Мизину в той ситуации удалось отстоять свои права, и он вернул деньги?

- По-моему, ему все деньги, положенные по контракту, заплатили. Но самое главное – деньги заплатили те люди, которые пришли после Рабиновича. Вы помните, как он однажды ушел в «свободное плаванье». Посмотрим, как оно будет со мной. Главное – решение у меня на руках, у клуба оно также есть, как и в ФФУ, и «Арсенал» должен его выполнить.

- На это решение можно подать апелляцию?

- Нет, нельзя. Это окончательное решение, которое существуют в футболе.

- Когда вы в последний раз общались с Вадимом Рабиновичем?

- По-моему, в январе 2010 года. Мы общались по телефону, он что-то там кричал, говорил, я так ничего и не понял. Видно рядом стоял диктофон, и он сам собой любовался. А после этого я перестал для него существовать, - об этом он рассказывал. Пускай дальше рассказывает, я много не потерял.

- После того, как было принято решение, с вами или вашими адвокатами на связь выходили представители «Арсенала»?

- Нет. Вы представляете, этот человек, когда узнавал, что кто-то из сотрудников клуба со мной разговаривал, увольнял этих людей.

- На что планируете потратить миллион от Рабиновича? Возможно, на акции «Зари»?

- Знаете, есть такой фильм, который мне нравится. В нем говорится: «Куплю костюм с отливом и в Ялту», - вот пока так (смеется).

- Кто в сложившейся ситуации больше всего вас поддерживал?

- Первое, конечно, - это мои родные, близкие и друзья. Они верили и видели, что все это неправильно. Ну и, конечно, мой швейцарский адвокат – Антонио, который сразу сказал, что для «Арсенала» это дело проигрышное. Он является адвокатом высочайшего уровня, который поддержал меня, и помог мне своими юридическими делами выиграть процесс.

- Вы в Лозанну часто летали?

- Нужно было встретить с адвокатом, который живет в Женеве. Я полетел в Женеву, переговорил с ним, подписали договор, а потом я был на судебном заседании, которое состоялось 31 марта. На этом все дело закончилось, и с тех пор по 6 июля мы ждали решение суда. В июне детально изучали дело, снимали на камеру, то есть видели все, а не только то, о чем я говорил.

- Вас не удивляет, что решение было принято в июле, но долгое время ни в прессе, ни в интернете никто его не озвучивал?

- Я сделал паузу для того, чтобы ФФУ и «Арсенал» получили документ с решением Лозаннского суда. Тем более это был период отпусков, как-то было не до этого. В конце концов, пришло время высказаться про те вещи, которые написаны в решении и поставили в неудобное положение «Арсенал».

- На заседании суда 31 марта представители «Арсенала» присутствовали?

- Да. Был вице-президент Головко, адвокат – Кукуруза Наталья, доктор Миронов, охранник Приймак, которому я помешал работать в футболе. Он написал об этом в своем заявлении, хотя я не знаю, чем я ему мог там помешать. Вы представляете, о чем они могли говорить? Я примерно представляю. Во время устного разбирательства госпожа Кукуруза, принимающая участия в моем увольнении, которая была приглашена клубом в качестве свидетеля, признала, что официально не было зафиксировано ни одного инцидента с вытекающими из него последствиями. Сами люди говорят, и я еще раз повторяю, что это надумано и выдумано. Возможно, они хотели сломать меня, но это невозможно. Я силен духом, я знаю себя и болельщиков, которые всегда относились ко мне хорошо в те времена, когда я играл. Если бы сейчас напротив меня сидели Рабинович или Головко, я бы им все также прямо и сказал бы. Если они говорят, то приезжайте и скажите прямо в глаза, а не только прессе из-за угла, как это делают они. Но те два человека, которые затеяли это все, не приехали в суд и присяжные этого не поняли.

Команда «Арсенал», тренеров и футболистов которой я уважаю, - это не та организация, которая могла нанести мне какой-то ущерб. Вы понимаете, они не могли этого сделать. Какой моральный или материальный ущерб они могли мне нанести? – Никакого!

- В таких сложных ситуациях познаются сложные друзья. Не было ли в клубе людей, которые к вам потянулись?

-Вы знаете, никто. Все как-то отвернулись, я уже говорил, почему они это сделали. Тренерам, которые работают в клубе, нужны свои единомышленники. Чтобы не было так, как мне президент сказал, чтобы я взял Миронова – доктора, который потом меня поливал грязью. Я потерял своего друга - Василия Евсеева, который трагически погиб. Бабийчук и Блажаев ушли вместе со мной. С друзьями и коллегами у меня остались нормальные отношения, никто не верил в эту сказку, который придумал Вадим Рабинович и сам себе рассказывал.

- Хотелось бы вам вернуться на тренерскую работу? Возможно, вам уже поступали подобные предложения?

- Я футбольный человек. С 1968 года, когда впервые пошел на футбол сам, без родителей, и по сегодняшний день я не представляю жизнь без футбола. Конечно, я бы хотел работать тренером. Думаю, что соответствующего знания и опыта у меня достаточно.

- За это время предложения поступали?

- (Смеется). Знаете, это такой деликатный вопрос. Наверное, просто повторюсь – хотел бы снова работать тренером.

- Один из наших читателей утверждает, что вы вели переговоры с ФК «Севастополь». Это правда?

- (Смеется). Знаете, я в прессе тоже читал об этом, но переговоров не вел.

- Александр Анатольевич, вы обеспеченный человек, исколесили полмира, пора уже подумать и о личном удовлетворении. Почему бы вам не помочь землякам в развитии футбола на Луганщине и возглавить «Зарю»?

- Там есть тренер и президент, поэтому мне говорить об этом некорректно. Но скажу, что если Луганску, где я родился и провел детство, нужна моя помощь, то я с удовольствием помогу. Можем обсудить предложения. Но там, повторюсь, есть тренер, а я не имею привычку лезть через головы коллег. Со мной поступили похожим образом, но я воспитан по другому. Я уважаю работу тренеров, которые сейчас трудятся в «Заре».

- А насколько сейчас в Премьер-лиге существует тренерский этикет? Например, вы сказали, что не станете перепрыгивать через головы других коллег. А может вы один такой, белая ворона?

- Думаю, есть ряд тренеров, которые ведут себя адекватно. А те, кто прыгает через головы коллег… Знаете, с ними ведь завтра поступят точно так же. Но таких единицы.

- Мариупольский «Ильичевец» недавно остался без тренера, как относитесь к идее возглавить эту команду?

- Разговора конкретного не было, но если бы предложение поступило, то я бы с удовольствием согласился. Там есть все условия для того, чтобы сделать хорошую команду. Есть база, стадион, тренировочные поля. Есть болельщики, которые, наверное, соскучились за хорошим футболом.

- Плюс там много молодежи…

- Есть такая пословица: хочешь потерять работу, набери в команду только молодых футболистов. Это собственно и произошло. В команде должен быть стержень из людей, которые уже поиграли в футбол. Молодым ребятам ведь нужно у кого-то учиться. Например, я учился у Кузнецова, Куксова, Журавлев, Ткаченко – чемпионов Советского Союза из областного центра. Я смотрел на них и учился: как отбирать мяч, как мыслить… Нужно отталкиваться от опыта.

- То есть проблема «Ильичевца» заключается в том, что там мало опытных футболистов?

- Я не нахожусь в клубе, поэтому утверждать на 100 процентов не стану. Но судя по результату, можно предположить это. Вот у нашей сборной есть Шевченко, Тимощук, Воронин – они опытные, мудрые и на их плечи ляжет главная ответственность за выступление на Евро.

В «Ворскле», посмотрите, подпускают собственных молодых футболистов, но при этом там играют и Сергей Закарлюка и Вася Сачко. Посмотрите как заиграл Безус, после того как туда перешел Закарлюка!

- Когда вы тренировали «Арсенал», то поспособствовали прогрессу немалого количества молодых исполнителей: Селезнев, Ярошенко, Мандзюк, Олейник, Романчук… Со временем эти ребята ушли на лучшие контракты в другие клубы. Как вам это удалось?

- В первую очередь эти молодые ребята хотели играть в футбол. Но посмотрите, рядом с ними играли заслуженные футболисты, такие как Юра Беньо, Сережа Мизин, Закарлюка, Виталик Рева. Был костяк из пяти – шести человек. А потом уже добавлялись Романчук, Селезнев, Олейник. Они развивались.

Считаю, что у Селезнева большое будущее, главное сохранить бомбардирские качества. Олейнику желаю в новом клубе заиграть так, как он играл раньше. Романчук сейчас пробился в основной состав «Металлиста». Безусловно, меня это радует, значит, недаром прожил жизнь, недаром играл в футбол и учился на тренера. Мандзюку хочу пожелать, чтобы он уже становился мужиком и не делал досадных ошибок.

Я понимал, что эти игроки находятся у нас в аренде и в любой момент их могут забрать. Так, по сути, и произошло. Когда ушли эти ребята, а замены им подобрать не удалось, команда не сумела удержаться на четвертом месте, а постепенно опустилась ниже.

Приятно, что ребята помнят и иногда звонят. У меня сохранились с ними хорошие отношения, несмотря на то, что характер у меня сложный.

- А штрафовать футболистов вам приходилось?

- А с чего штрафовать? Достаточно было поговорить с ними один на один. Но каких-то резонансных вещей не было, все относились ответственно к своей работе.

- А сами, когда были футболистом, штрафы платили? Например, за опоздание на тренировку?

- Представляете, если бы я опоздал на тренировку в «Динамо», в котором собрано 30 конкурентов?! Люди обычно приходили за час и ждали тренировки или игры. Да и как можно опоздать на работу, которую ты любишь?

- Насколько часто сейчас посещаете футбольные матчи и с участием каких команд?

- Я стараюсь почаще ходить на футбол, но не всегда получается. Иногда удобнее остаться дома и посмотреть все матчи по телевизору, для того, чтобы иметь полную картину.

Например, люблю ходить на «Оболонь», там хороший стадион, хорошая обстановка, хороший президент. К сожалению, сегодня сама команда играет не очень удачно, но, думаю, это поправимо.

- А матчи «Арсенала» посещаете?

- Знаете, я не хочу подводить людей, которые там сейчас работают.

- Многие болельщики помнят неподражаемую технику Заварова. А кто сейчас, на ваш взгляд, играет в схожем стиле?

- Сейчас скажу, что кто-то играет в моем стиле, и он сразу изменит походку или обрежет волосы (улыбается). Такое уже было. Например, когда Артем Яшкин перешел в «Динамо» и его начали сравнивать со мной, он взял и обстриг волосы, чтобы не быть похожим.

Думаю, что маленькими фрагментами напоминает Коноплянка. Самое главное, что он идет на обострение, обыгрывает соперников, бьет по воротам.

- Как считаете, Коноплянка не достиг еще своего потолка?

- Он 89-го года рождения, ему только 22. А расцвет футболиста обычно начинается с 23-х лет до 28-ми. А если при этом ты еще участвуешь и в еврокубках, то это еще одно подспорье к прогрессу. На мой взгляд, Коноплянка на данный момент раскрыл только процентов 30 своих возможностей.

Продолжение следует...



www.megastock.ru
RSS
© Voon Development Team 2000 - 2020 Contact us: info@voon.ru