0
August 18, 2022 17:09:20
Ru En Ua Select theme Select window style Print preview
Сергей ПОПОВ: "В футбол играл не из-за денег" - Face 2 Face Betting
June 5 2007

Сергей ПОПОВ: "В футбол играл не из-за денег"

Интервью с экс-капитаном донецкого "Шахтера" и сборной Украины Сергеем Поповым, сейчас занимающегося тренерской работой.
 
- Сергей, какими судьбами в Киеве?
- Два в одном: отдохнуть и с друзьями встретиться. А еще подготовиться к турниру в Германии, где будут играть 19-летние воспитанники футбольной академии «Шахтера», которых я тренирую.
- Слышали, для повышения квалификации вас должны были командировать в Голландию - так сказать, на стажировку.
- К сожалению, не сложилось. Что-то там с визами не срослось. Впрочем, зря времени я не терял, закончил тренерские курсы в Киеве.
- А что такие «уроки» дают людям, проведшим практически всю жизнь в футболе?
- Нас и не пытались чем-то удивить. Лекции Базилевича, Грозного, Конькова и Морозова просто помогали упорядочить и систематизировать то, что мы уже знали и через что прошли.
- Павел Шкапенко, рассказывал, что усердно вел конспекты на тренерских курсах, тогда как Олег Саленко был нерадивым слушателем. Вы грызли гранит науки по-настоящему?
- Конспекты начал вести еще в бытность игроком «Шахтера». Вместе с Димой Шутковым на сборах решили записывать занятия в специальные дневники. Но потом решили: нужно или играть и тренироваться, или становиться писателями (смеется).
- Иные варианты, вроде, бизнеса, даже не рассматривались?
- Мысли, может, и возникали, но интереса не было. Чтобы заниматься бизнесом, нужно быть более обстоятельным, усидчивым, что ли. В принципе, эти качества не помешали бы и футбольному тренеру.
- И каковы ваши нынешние успехи на этом поприще? Растет талантливая молодежь под руководством знаменитого в прошлом футболиста?
- Да бросьте вы, какой там знаменитый! Если подопечные еще помнят мою игру - уже хорошо. А когда я спросил у них, кто такой Варнавский, никто толком не ответил. А ведь это один из лучших игроков «Шахтера» 80-х. Зато о Роналдо, Зидане наслышаны все...
- Менталитет советских ребят отличается от мышления современной молодежи? Раньше в футбол шли потому, что по настоящему любили эту игру. А сегодня футбол для многих - это деньги, машины, слава...
- Не сказал бы, что для молодых людей материальная сторона имеет первостепенное значение. Нынешнее поколение все так же любит футбол. Но появилось множество отвлекающих факторов. Сегодняшнее поколение взрослеет гораздо быстрее. У них другие интересы, мышление...
- А как вы пришли в футбол?
- Родом я из поселка Гуляй Поле в Запорожской области, который в народе называли Махноградом - там в свое время была резиденция батьки Махно. В паспорте, впрочем, записана Макеевка, где я прожил до пяти лет. Затем семья переехала в Донецк, ставший для меня родным. Играл в футбол на улице, затем меня стали принимать в команды с ребятами старше лет на пять. Они и посоветовали серьезно заняться футболом.
- Как родители относились к вашему увлечению?
- А мой отец тоже играл - правда, на любительском уровне. Всю жизнь он проработал шофером. Мама была учительницей, а потому к школе приходилось относиться со всей серьезностью. Был типичным хорошистом, которому больше других предметов нравилась география.
- На какой позиции играли в детстве?
- Первый тренер отдавал предпочтение системе «дубль-вэ» с двумя опорными полузащитниками, одним из, которых был я. Хотя порой мне отводилось место и в центре обороны. Так до конца карьеры амплуа и не менял.
- Вашим первым профессиональным клубом был, кажется, мариупольский «Новатор»?
- В «Шахтере» на подготовительные сборы постоянно берут несколько перспективных молодых футболистов. Кроме меня из нашего возраста пригласили Барабаша, Щербакова, еще нескольких ребят. Но сразу место в составе я себе забронировать не смог. Сказали, что я сыроват и до нужного уровня пока не дотягиваю. Отец устроил меня на работу в ремонтно-строительную бригаду в аэропорту. Начальник у меня был понимающий, и проблем с тренировками не возникало. А в ноябре позвонил тренер «Новатора» Николай Головко и предложил попробовать силы в его команде.
- И тут пришла пора послужить Отечеству. Вариантов «откосить» от армии не было?
- Практически нет. Да и желания не было. А киевский СКА как раз во вторую лигу выходил, тренеры просматривали перспективных ребят. А мне к тому времени уже три повестки пришло. Причем в Донецк, тогда как я бегал в Мариуполе. Мне мать звонит встревоженная: «Сережа, что делать? Приходили к нам домой, спрашивали, почему не являешься в военкомат. Не знаю, что делать!» - «Все будет нормально, - как смог, так и утешил. - Не волнуйся. Отслужу и вернусь». Как я понял, люди в погонах связались с Мариуполем и меня «отписали» в Киевский военный округ. Здесь и отслужил.
- По-настоящему?
- Присягу принимал в спортивном костюме и кроссовках (смеется). Потому как кирзовые сапоги, честно скажу, ни разу не надевал. Да и автомат в руках не держал.
- И как служилось-игралось?
- Очень помог на первых порах в столице Александр Севидов. С будущим наставником донецкого «Металлурга» мы вместе занимались у Петра Пономаренко: он тренировал ребят и 1969, и 1971 годов рождения. А еще со мной в Киеве оказался Витя Скрипник, выступавший потом за «Днепр», «Вердер» и сборную Украины. С ним быстро нашли общий язык. Так что «служилось» легко.
- Еще бы, если вместо автомата - мяч...
- В часть я прибыл в июне, как раз перед первенством Вооруженных сил. А чтобы меня могли заявить на этот турнир, я должен был отслужить определенный срок. «Списали» мне три месяца, сократив таким образом и срок службы.
- А «на губе» не сидели?
- Случалось, всю роту отсылали на сутки в казарму, приходилось в форме ходить.
- За какие такие провинности?
- За нарушение режима, например. Нарушали нечасто: я в казарме был всего дважды. В первый раз - сам проштрафился под Новый год, во второй - вся рота. Мы действительно были виноваты: после одного из матчей собрались, посидели. Тренерам это не очень понравилось...
- А вам понравилось в СКА?
- Это была хорошая школа. Тренеры больше учили нас жизни, а в футбол мы сами учились играть.
- А как на вашем пути оказалась скромная винницкая «Нива»?
- В марте 91-го «Шахтер» приехал в Киев, на матч с «Динамо». Тогда горняков возглавлял Валерий Яремченко. Встретились, и говорит: «Мы за тобой следили, давай, как только отслужишь, сразу заберем тебя в Шахтер». Попробуешь свои силы в дубле». Посмотрел я на состав донецкой команды - и решил, что в такой компании мне делать нечего.
- На поле вы никогда не выглядели трусом. А тогда испугались?
- Это потом закалился, во второй лиге. А тогда, что скрывать, испугался. Не хотелось в дубле прозябать. Тем более, что начале апреля, руководство Нивы» позвало в Винницу.
- Предложив при этом солидные деньги?
- Не миллионы - это точно. Но достаточно неплохие по тем временам суммы. Особенно если сравнивать с армейскими ставками. Более того, не проведя ни одной тренировки за «Ниву», я не мог получить зарплату, причем за два месяца. Более того, мне сказали: когда хочешь, тогда и приезжай.
- И все же, дензнаки прельщали или возможность регулярно выходить на поле?
- Точно не деньги! Играть очень хотелось. Внушало оптимизм то, что главным тренером «Нивы» был Александр Томах - специалист, всегда дающий шанс молодым. К тому же винницком коллективе выступали знакомые по Донецку ребята - Беличенко, Золотницкий, Шарий...
- В Виннице вы закалились, почувствовали в себе уверенность, можно сказать, вышли на вый, более качественный профессиональный уровень. Тогда и поступило еще одно предложение из Донецка. Что же сыграло решающую роль в вашем перезде в «Шахтер»?
- Все было очень просто. Валерий Яремченко задал всего один вопрос: «Что тебе нужно, что бы ты играл у нас?» - «Ничего, - отвечаю, - только возьмите в команду». Я даже не возвращался в Винницу, а сразу отправился на сбор с «Шахтером». Тогда команду всерьез омолаживали, многих молодых ребят я знал лично, словом, в плане адаптации проблем не было.
- С кем больше общались в «Шахтере»?
- С Димой Шутковым. Нас с ним сразу поселили в одной комнате на базе. Кстати, до самого завершения карьеры этот номер был закреплен за нами. Я уже не играю, а Дима до сих пор живет той комнате.
- Постепенно вы стали одним из лидеров команды. Почему же тогда покинули клуб?
- После гибели президента клуба Александра Брагина у футболистов была какая-то неопределенность, неуверенность в завтрашнем дне. Игроки испытали настоящий шок. Я ведь раньше никогда не видел, как люди погибают. А тут, представьте, идет матч - и тут раздается взрыв, поле под ногами начинает дрожать, люди с трибун бегут, вокруг паника. Не скажу, что испугался, но ощущения были не из приятных. Но причина моего ухода из «Шахтера» с этими событиями ничего общего не имеет. Еще при Владимире Салькове я длительный период пропустил из-за травмы. По этой же причине не набрал оптимальной формы к новому сезону. А руководство клуба не проявило заинтересованности в переговорах по поводу нового контракта.
- И туг на горизонте возник «Зенит»...
- Недели через две мне позвонили из Питера. Я, не раздумывая, согласился - даже не спрашивал об условиях. И не жалею, что часть карьеры прошла «Зените». К тому же, было интересно работать под руководством Павла Садырина. Город тоже понравился. Правда, времени свободного было не много - к примеру, в Петергофе так и не побывал. А вот в Эрмитаже был, да и то по инициативе Садырина. Однажды нас закрыли на два дня на базе, и Павел Федорович повез всей командой на экскурсию.
- Вы приехали в Питер холостяком. С будущей женой, значит, познакомились в городе на Неве?
- Знакомство наше произошло еще в Донецке. Мы учились в одной школе и жили в одном доме. Знали друг друга в лицо, но лично знакомы не были. Как-то раз я приехал из Питера в Донецк в отпуск. Она стояла на остановке, ловила такси, а получилась, что поймала меня. По дороге разговорились, она мне понравилась, и я предложил ей поехать в Питер...
- «Шахтер» десять лет шел к первому чемпионству. Оставаясь все эти годы за спиной у «Динамо», что чувствовали лидеры горняцкого коллектива - Шутков, Попов, Тимощук? Зависть к киевлянам присутствовала?
- Какое-то внутренне раздражение было. А вот зависть... Как можно завидовать команде, которая объективно сильнее твоей?
- И вот свершилось: в 2002-м «Шахтер» под руководством Невио Скалы прервал динамовскую гегемонию...
- Многие приписывают эту заслугу именно итальянскому специалисту. Не согласен. Ведь он пришел не на пустое место: команда создавалась и до итальянца, собиралась буквально по крупицам. Поэтому вклад Скалы в этот успех оценил бы процентов в 60, а остальные 40 отдал бы Валерию Яремченко и Виктору Прокопенко.
- А игрокам?
- Игроки просто воплощают на поле тренерские идеи. Что же касается Скалы... Не спорю, он нас многому научил, сделал игру «Шахтера» тактически грамотной, привил игрокам психологию победителей. До этого мы иногда выигрывали у «Динамо», но это казалось случайностью. Возможно, сыграл свою роль эмоциональный всплеск: новый тренер все-таки, да еще и такой авторитетный. При Скале же мы ни в чем не уступали динамовцам: ни в тактике, ни в настрое на игру. Отсюда и победы.
- Тренировочный процесс под руководством итальянца вас удивил?
- А чему удивляться? Большинство упражнений нам были известны давно. Конечно, внедрялись новшества, но в целом все было как обычно. Ведь не инопланетянин же к нам приехал!
- А правда, что этот «землянин» предложил команде «обмыть» золотые медали у него дома, в Италии?
- Чистая правда. Прямо в раздевалке сеньор Невио сказал: «Знаю, что за победу президент клуба пообещал солидные премиальные. Я со своей стороны тоже хочу сделать команде небольшой презент: отметить это событие у меня на ранчо».
Вот только я в этом мероприятии не участвовал: как раз в больнице находился. А ребята побывали в Италии. Наш президент специально самолет заказал, и из Германии, где мы находились на сборах, команда на один день слетала на Апеннины. Сначала в гости к Скале, затем - на экскурсию в Венецию.
- Не держите зла на Скалу, что в свое время он отобрал у вас капитанскую повязку и передал ее Анатолию Тимощуку?
- Что вы! Он вызвал нас с Толиком и объяснил, что доверяет более молодому. И для меня этот момент прошел безболезненно. Просто раньше капитана выбирала команда, а потом стал назначать тренер. Наверное, ему виднее, кто на поле должен вести за собой партнеров.
- Сергей невозможно не вспомнить о вашем выступлении в сборной. Болельщики еще долго будут помнить голы в ворота португальцев и россиян...
- В играх за сборную я провел пять мячей. Но эти два - самые памятные. Особенно приятно вспомнить гол в матче с Россией, ведь ажиотаж вокруг того исторического поединка был неимоверный. Но главное, что в оба эти мяча принесли Украине победы.
- Настолько удачная, а главное, результативная, игра головой Сергея Попова - от природы, или это трудовые навыки?
- Возможно, эта прыгучесть от природы. Но, скорее всего, многое дали тренировки Старухина, известного мастера игры на «втором этаже». Под его руководством у нас проходили «мастер-классы». Но, в принципе, игра головой - это все-таки врожденное. Можно подточить, под-шлифовать. Но если человеку не дано, никогда не получится.
- А подкаты шлифуются?
- Из большинства «чистых» подкатов в половине случаев судья не свистел (улыбается). Впрочем, подкат - это последнее средство: если защитник его делает, значит, уже проиграл и этим опасным приемом просто исправляет свою ошибку.
- Вам не удалось поиграть в европейских чемпионатах, но ведь наверняка благодаря телетрансляциям или личным наблюдениям отмечали для себя чьи-то действия?
- Возьмите, к примеру, Клода Макелеле. Как хорошо он выступал за «Реал», а в «Челси» у него дела не ладятся. Или другой пример - Анатолий Тимощук. В «Шахтере» он был царь и бог. А уехал в Питер - и случилась небольшая заминка. Пока партнеры притрутся, пока тренерские установки научишься воспринимать правильно. Много нюансов...
- Поговаривают, что «Динамо», по примеру «Шахтера», все же наймет на работу иностранного тренера. Ваше к этому отношение?
- Для разнообразия, это полезно. Был бы результат..
- Актуальная тема - лимит на легионеров. Вам ведь тоже приходилось пробиваться в основу «Шахтера» сквозь строй «варягов».
- На мой взгляд, что восемь, что семь иностранцев, - не принципиально. Костяк команды должны составлять местные ребята, а легионеры - лишь дополнение к ним.
- Вы как-то обмолвились: «Пока служил в армии, родители меня поддерживали». Когда стали неплохо зарабатывать, помогали отцу с матерью? Или самому не хватало на жизнь в больших городах?
- В сравнении с зарплатами моих родителей, которые им не всегда платили, казалось, что получаю достаточно. Я ведь тогда не знал, какие суммы крутятся в командах высшей лиги... А родители особо и не просили. Чем мог, помогал.
- А при переходе в «Зенит» прибавка к зарплате была солидной?
- Не сказал бы, что в материальном плане уж так сильно выиграл. Но в игровом, надеюсь, не проиграл.
- Вы говорите, супруге понравилось в Санкт-Петербурге. А где еще вам с Оксаной было приятно отдыхать?
- На Бали. Почему? А там ничего делать не надо. Пьешь холодное пиво, купаешься всегда в теплой, голубой воде. Впрочем, в Крыму тоже неплохо (улыбается).
- У многих футболистов есть увлечения. Всегда строгого на вид Сергея Попова мы даже боимся спрашивать.
- Не бойтесь. Все равно увлечений нет: еще не определился. Можете так и написать, причем большими буквами: «В поисках хобби». Менять авто средства не позволяют. А рыбалка с охотой, честно скажу, не для меня. Я уже на готовые блюда, на уху, например, люблю приезжать. Или на дичь... Впрочем, одна страсть все-таки есть. Это - мои дочери.
- Хотели бы видеть их профессиональными спортсменками?
- Им решать. Старшая, Катя, занималась в теннисной секции. Младшей, Маше, еще пока рановато. Главное, чтобы девочки выросли гармонично развитыми. Кстати, родились они уже в Донецке. И если представится возможность, обязательно повезу их в Питер: показать, насколько это красивый город...
© Voon Development Team 2000 - 2022 Contact us: info@voon.ru