0
August 18, 2022 11:09:36
Ru En Ua Select theme Select window style Print preview
Мария ГРИШКО: "Шахтер" сегодня – это социальное явление" - Face 2 Face Betting
December 15 2007

Мария ГРИШКО: "Шахтер" сегодня – это социальное явление"

Предлагаем вашему вниманию полную версию «прямой линии» с участием директора Департамента маркетинга, продаж и коммуникаций ФК «Шахтер» Марии Гришко. Оказавшись в самой гуще дискуссии, развернувшейся вокруг обновления клубного логотипа, Мария пыталась как можно полнее ответить на волнующие болельщиков вопросы.

– Для кого и для чего существует клуб, для его руководства и президента? Почему такой важный вопрос, как смена эмблемы клуба, решается без участия болельщиков? Известно, что речь об этом велась более года назад, но все же, почему в обсуждении окончательного варианта обошлись без их мнения?
– Клуб существует для всех категорий вами перечисленных. Нельзя сказать, что клуб только для болельщиков или футболистов, это было бы не правильно. Хотя, если подняться над ситуацией и рассматривать ее более в широком смысле, то правильно было бы сказать, что команда для болельщиков. Только при этом нужно четко понимать, что и президент, и клубное руководство, и все сотрудники клуба – они ведь тоже болельщики, точно такие же, как и все остальные. То, что в обсуждении новой эмблемы не приняли участие болельщики, не соответствует действительности. Проводились интервью, исследования, и было это не один раз, и не год назад. Все это было достаточно много раз. Проанализировав полученные результаты, было принято решение о том варианте, который не так давно представили.

– Отчего вдруг клуб поменял свое название? Имеется в виду новая буква в имени клуба. Теперь команда называется «Шахтар», а не «Шахтер», к которому все привыкли.
– Это довольно интересный вопрос, который будет не один раз повторяться. По поводу смены названия клуба. Это стереотип, который внедрен в массы с помощью не очень профессиональных журналистов, не проанализировавших всю информацию, не обработавших ее должным образом, и вынесших это в заголовки своих публикаций, руководствуясь лишь своим мнением. Клуб своего названия не менял, говорю вам об этом абсолютно точно и уверенно.
Если болельщик захочет называть клуб «Шахтером», то он его так и будет называть, и новая эмблема этого не изменит. Другой болельщик привык к тому, что его любимая команда называется «Шахтар» – это воля каждого. Мы не вправе диктовать болельщикам, как им называть команду. Отчего же раньше, при старой эмблеме, ни у кого не возникало таких мыслей? Ведь тогда название писалось и «Шахтер» и «Шахтар» и даже в латинской транскрипции – «Shakhtar». Почему сегодня поднимается такой ажиотаж, и кому это все нужно? Этот вопрос, наверное, не ко мне.

– Мария, могли бы вы сказать, кто именно принимал решение о переименовании нашего много лет любимого клуба?
– Я на похожий вопрос уже отвечала – клуб никто не переименовывал. Надпись на эмблеме – это надпись на эмблеме, клуб как раньше носил название «Шахтер», так сегодня с ним и остался.

– Помнится, генеральный директор клуба говорил об ассоциациях, которые должен вызывать новый клубный знак. Не могли бы вы поделиться своими личными ассоциациями, которые вызывает у вас эмблема?
– О своих личных ассоциациях мне довольно трудно говорить, потому что я давно уже этом проекте. И мои чувства не могут быть другими, нежели те, которые озвучены в презентационном фильме об эмблеме. И сейчас, и в дальнейшем мы планируем изучать мнение болельщиков о новом логотипе, следить за тем, как меняется восприятие нового символа, сумели ли мы донести до людей то, что хотели сказать. Поймите, если мы будем отталкиваться от того, что пишется на некоторых Интернет-форумах, вряд ли добьемся чего-то стоящего. Происходящее там, я вас уверяю, не отражает действительности, во всяком случае, в полной мере. К сожалению или к счастью – но это так. Если мы применим простую математику и посчитаем, какое количество людей из многомиллионной армии наших болельщиков имеет доступ в Интернет – то, наверное, вы со мной согласитесь.

– Жаль, что изделие, предложенное итальянскими дизайнерами, не соответствует моим представлениям о команде.
– Поймите, тут ведь все очень индивидуально. Наверное, если Вы посмотрите и проанализируете описание бренда и логотипа, размещенное на нашем сайте, у вас появятся какие-то новые ассоциации, и мы сможем продолжить дискуссию уже в категориях формирования миссии и ценностей, а не «нравится – не нравится». Не утверждаю, что наше видение единственно правильное и верное, но оно такое, какое есть, и мы руководствуемся этими принципами в своей работе.

– Будьте добры, объясните, почему, раз уж решили менять эмблему, прибегли к помощи иностранцев, неужто нельзя было объявить конкурс среди болельщиков, среди людей к команде не безразличных?
– Почему же? Делались и другие варианты. Они нас не устроили. Потому что эмблема в нашем понимании – не просто красивая картинка, сделанная при помощи компьютерных программ. Для нас – это визуальное воплощение того, что, по сути, являет собой клуб. Еще это называется современным словом – бренд. Для того чтобы изображение получилось отвечающим нашим идеалам и целям, нужно было проанализировать, что вообще «значит» клуб. А это по силам профессионалам. Были выбраны люди, лучше которых в этом деле нет.

– Мария, почему так получается, что во время матчей Лиги чемпионов, нас, владельцев клубных абонементов, просто-напросто выгнали с наших мест, пересадили куда-то? Наши места заняли неизвестные люди. Выходит так, что наш удел ходить на матчи внутреннего чемпионата, а на евроматчи будут выделять места для других, посторонних людей?
– Я понимаю, что это выглядит достаточно некрасиво со стороны клуба. Дело в том, что на матчи Лиги чемпионов у нас центральные места занимают организаторы турнира – УЕФА. Они представляют нам заказ, и мы вынуждены идти на такие меры. На новом стадионе подобного быть не должно, будут создаваться специальные схемы, которые позволят избежать такой несправедливости. Поверьте, для клуба это очень серьезная проблема. Да, такое стало случаться только в этом сезоне. Потому что делегации от УЕФА стали в несколько раз многочисленнее, видимо, заинтересованность в нашем клубе возросла.

– У меня не вопрос, а скорее поздравление. Я новой эмблемой доволен, и поздравляю всех с тем, что у нас теперь есть такой логотип. Я знаком с ее концепцией, мне она по душе. Хотелось бы уточнить, не появится ли позже символики с русским написанием названия команды?
– Нет, такой не планируется. Еще раз хочу повторить, уважаемые болельщики, не нужно в этих разночтениях находить повод для конфликта.

– Добрый день! Если сменилась эмблема, то значит, она появится на спортивной одежде. Не планируется ли распродажа одежды со старой эмблемой?
– Распродажа уже проводится, но она скорее рождественская, и лишь некоторым образом она привязана к смене логотипа. На самом деле это тоже вопрос непростой. Можно было бы от всего со старым брендом одним махом избавиться. Но ведь поверьте, старый символ столько лет был с нами, так что он тоже нам очень дорог. Тем не менее, я думаю, мы поспособствуем тому, чтобы вещи со старым логотипом вы могли купить подешевле.

– Мария, почему форма новой эмблемы до боли напоминает форму африканского щита?
– На самом деле, ничего подобного в форме нового логотипа нет. Это лишь одна из выдумок. Если серьезно, то форма символизирует наше стремление вперед, а заостренные концы – символы нашей целеустремленности.

– Здравствуйте! Меня вот что интересует, для каких еще клубов «Interbrand» делал подобные заказы, кроме «Ювентуса»?
– Компания «Interbrand» принимала участие в брендировании ФИФА и разработке логотипа для чемпионата мира в Японии и Корее. Более того, эта компания является лучшим в мире специалистом в своей сфере. По-моему этого достаточно, чтобы не сомневаться в авторитетности компании.

– Смогут ли болельщики познакомиться с теми вариантами, которые были предложены еще? И скажите, из каких украинских городов поступали предложения нового символа?
– Вряд ли это было бы целесообразно. Их очень много, но выбор сделан. А предложения поступали из Донецка и Киева.

– Верхняя часть эмблемы, как мне кажется, больше подходит для какого-нибудь нефтегаза или бренда газовой компании.
– По поводу верхней части эмблемы вы можете подробно почитать в презентационном ролике на нашем сайте. Насчет ассоциаций – мы не волшебники для, чтобы управлять человеческими ассоциациями. Тут можно сказать русской пословицей: у кого что болит…

– Мария, когда новая эмблема появится на одежде футболистов «Шахтера»?
– Она появится уже в начале игр весенней части чемпионата. Это вопрос технического плана. Но мы очень постараемся, чтобы уже на Кубке «1 канала» футболисты выступали в форме с новым логотипом. Хотя, если вы обратили внимание, то в последнем матче, если на форме игроков была старая эмблема, то заставки на табло и источниках так называемой внешней коммуникации красовалась уже новая эмблема. Не все делается в один миг, будем идти шаг за шагом.

– Скажите, пожалуйста, все же, несмотря ни на что, вы даже не собираетесь вносить изменения в логотип? Зачем тогда вообще интересоваться мнением болельщиков?
– Не интересоваться мнением болельщиков мы не можем, потому что в футбол мы играем для болельщиков. Однако почему вы считаете, что единственный болельщик клуба – это вы? Сотрудники клуба, его руководство и президент – тоже болельщики. И мне не понятно, почему вы отказываете им в праве тоже иметь свое мнение.

– По-моему, классная эмблема, привет из Киева!
– Спасибо большое!

– Мария, зачем понадобилась новая эмблема, чем не нравилась вам старая?
– Очень интересный вопрос. Старая эмблема плоха вовсе не была. Никто не говорит, что она не красивая. Дело в том, что клуб с каждым годом меняется и растет. У нас все больше и больше болельщиков. Клуб достаточно большими шагами идет вперед. С того времени, когда была создана старая эмблема, многое изменилось. Эмблема должна выражать то, что есть клуб сегодня.

– Как вы смотрите на проведение референдума о внесении изменений в название клуба на новой эмблеме?
– Отрицательно. Еще раз повторяю, то, что было представлено 5 декабря – есть видение нашего пути, если мы будем менять и это, то что тогда получится?

– Недавно купил себе футболку «Шахтера» за 220 гривен. А тут эмблему сменили. Что теперь мне делать, другую покупать, а эту в антикварную лавку снести? Не подумайте что я против нового логотипа, но мне кажется, ему чуть-чуть не хватает выразительности.
– Очень приятно, что люди покупают наши футболки, это значит, что клуб вам дорог. В любом случае, даже если эмблема изменилась, это не должно обязывать вас покупать такую же, но с новым логотипом. В плане выразительности. Мы наоборот избегали кудрявости и вычурности, потому как в этом случае пропадает читабельность самого текста.

– Не кажется ли вам, что новый логотип несколько отстранен от футбола? В нем нет какой-либо привязки к этому виду спорта.
– Нет, мне так не кажется. Неужели для этого нужен обязательно футбольный мяч? Тем более, сейчас «Шахтер» – это не просто футбольный клуб. Сегодня «Шахтер» – это уже социальное явление, символ региона.

– Новая эмблема, как все новое, провоцирует много вопросов, но ведь действительно, почему и куда пропали такие прекрасные буквы, как «ФК», и самое главное, все-таки, где имя города, как было на прошлой эмблеме? Спасибо за новую эмблему, но она, по-моему, все-таки не доработана.
– Мы считаем, что наша эмблема полностью доработана, потому что она целиком отражает видение того, кто мы есть, и того, куда мы стремимся – быть послом украинского футбола в мире.

– На ваш взгляд, не долго ли теперь любители футбола будут привыкать к новой эмблеме «горняков»? Ведь за столько лет команда ассоциировалась именно со старым символом.
– Я так не считаю, и исследования болельщиков в Украине, в России это подтверждают. Повторюсь, это плод долгой кропотливой работы. Эмблема не «потеряется», я уверена. Мы не похожи ни на какой другой клуб, только поэтому мы будем индивидуальными. Вообще, идти на такие перемены – шаг опасный и рискованный. Но, тем не менее, сознавая всю опасность, традиций прошлого мы не забываем, и ничего и никого не предаем.

– Добрый день, Мария. Хотелось бы узнать, каково мнение Рината Ахметова по поводу названия клуба на эмблеме?
– Я не могу говорить за Рината Леонидовича. Лучше спросить у него.

– Мария, а автор старой эмблемы как отнесся к тому, что его детище теперь в прошлом?
– Лучше его на этот вопрос никто не ответит. Никто не забывает ни этого художника, ни его труд – это история, наша история. Разумеется, клуб ему безмерно благодарен.

– Скажите, а по какому критерию вы отбираете болельщиков, мнением которых вы интересуетесь? Почему не спрашивали хотя бы владельцев абонементов, ведь для чего-то же базу адресов и телефонов вы накапливаете?
– Наших болельщиков несколько миллионов, может быть, десятков миллионов. К сожалению, мы не имеем технической возможности опросить всех. Ни о какой градации речи вообще не может быть, мнение каждого для нас очень важно.

– Ожидалась ли такая реакция на новый символ?
– Разумеется. Но если сейчас слышна практически только критика, это совсем не значит, что сторонников новой эмблемы нет, я уверена, их очень много. И говорю я это не потому, что мне это нужно говорить, на самом деле я душой болею за это дело. Я уверена, мы идем в правильном направлении. То, что все новое воспринимается в штыки – нормальное поведение человека, этого переделать никто не в силах, так было, и так будет. Зная это, мы не исключали такой лавины критики. Именно поэтому я сейчас здесь, чтобы доказать искренность наших намерений, и дать понять – новый логотип клуба – не простая яркая картиночка. Это воплощение мыслей, идей, памяти, традиций …

 

© Voon Development Team 2000 - 2022 Contact us: info@voon.ru