0
May 28, 2022 22:10:13
Ru En Ua Select theme Select window style Print preview
Виталий Мутко: Мы стали сильнее - Face 2 Face Betting
December 31 2007

Виталий Мутко: Мы стали сильнее

Виталий Мутко, подводя в еженедельнике «Футбол» итоги уходящего 2007 года, рассказал о самых значимых его моментах, признался, что с нетерпением ждет поездки на чемпионат Европы в Австрию и Швейцарию, и заявил, что совершенно не желает смотреть свысока на поверженных англичан. ПРЕЗИДЕНТ ПОДДЕРЖАЛ НАШУ СТРАТЕГИЮ — Наверное, называть главное событие года бессмысленно. Попадание на чемпионат Европы лидирует с огромным отрывом. Но, может быть, болельщики чего-нибудь не заметили и вы считаете, что в 2007 году произошло нечто такое, о чем мы не догадываемся? — Много интересного произошло. Российский футбол может занести этот сезон себе в актив. Да, есть попадание на чемпионат Европы первой мужской команды. Но и у других команд неплохие успехи. Две юношеские сборные имеют возможность пройти в следующий этап чемпионата Европы. Вообще юношеские коллективы выступили удачно. — А клубы — вроде бы не очень. — Почему же?! Мы теперь занимаем седьмое место в рейтинге УЕФА. Это хороший показатель. Сейчас у нас четыре клуба участвовали в международных турнирах — Лиге чемпионов и Кубке УЕФА. В большом футболе это считается успехом. Но про все это вы знаете, а вот за женским футболом, вероятно, следите не очень. — Вы ведь недавно были на праздновании 20-летия женского футбола. — Да, и отметил бы его прогресс. «Россиянка» играла в четвертьфинале европейского турнира. Сборные по разным возрастам тоже неплохо выступают. А мини-футбол!.. — Третье место на чемпионате Европы. — Хороший результат. Клуб выиграл Кубок УЕФА, и в этом сезоне две команды будут участвовать в еврокубках. А еще есть студенческий футбол. Про него тоже мало пишут, между тем он активно развивается, как и пляжный. Все в динамике. Все то, что мы планировали в нашей программе развития, все выполняется. Вот, например, в стране уже постелено 300 полей. — Вот про поля вы говорите каждый раз. — И буду говорить — это показатель того, что мы делаем. Мы уложили за последние два года 115 полей. Еще пара лет — и мы вообще решим эту проблему. Я так думаю, что теперь надо менять систему подготовки в детско-юношеских школах. — Плохо тренируют? — Скажем так, недостаточно хорошо. В январе проведем первый семинар на эту тему для директоров детских школ. — То есть вы довольны? — Мы стали сильней. Мы стали экономически независимы. Более организованны. Российский футбольный союз стал серьезным органом, с которым уже считаются во властных структурах. Мы помогаем регионам принять свою программу развития футбола. — Значит ли это, что все налажено? Вот, допустим, если вы завтра уйдете со своего поста, все не развалится в течение одной недели? — Думаю, что нет. Но и «завтра» не надо уходить. Хотя сидеть по 25 лет, как некоторые, не имеет смысла. Я рад, что принят закон о спорте. Там четко прописаны полномочия федераций, обязанности. Это очень современный закон, и я рад, что он появился. Теперь я хочу, чтобы в стране появилась федеральная целевая программа развития футбола. — Так есть же такая программа. — Нет, это наша собственная, наша стратегия до 2016 года. Она одобрена ФИФА и УЕФА. Мы все упорядочили, создали вертикаль. Но нужны специалисты, нужны люди, есть другие проблемы. Все эти вопросы в одночасье не решить. И потому нужна государственная поддержка. — Сколько времени вам нужно, чтобы результат был очевиден? — На подготовку футболистов нужно пять-шесть лет. И вот, думаю, тогда заложенная ныне система принесет результат. А поля… В среднем в год мы укладываем примерно 30 полноразмерных полей и около 60 в год размерами 20х40. Но у нас в стране 1500 детских школ. Это сколько времени понадобится, чтобы всех обеспечить? Лет тридцать. Так что темпы хотелось бы увеличить. Вот потому я и говорю: без государственной поддержки будет невозможно. Потому я и выступаю за федеральную программу развития футбола. И президент страны, между прочим, такую стратегию поддержал. — Только с ней мы можем провести в стране крупный европейский турнир? — Когда кто-то там пиарится и говорит, что мы могли бы провести чемпионат Европы в России в ближайшее время, мне смешно. У нас большинство стадионов построены в 50-х годах прошлого века. Они устарели. Нам пока некуда приглашать чемпионат. И в этом смысле мы должны быть честными перед народом. Откровенно говоря, не стоило нам тратить деньги на приглашение комиссий и экспертов. У НАС БЫЛ ЛУЧШИЙ ЧЕМПИОНАТ — Вспомните самый «черный» день года. Вариантов, как кажется, два. Первый — поражение от Израиля, второй — вы выходили к очереди, которая дожидалась билетов на игру Россия — Англия. — Поражение от Израиля — тяжелый день, вы правы. Но я бы самым трудным днем в году назвал поражение молодежной сборной России в Португалии. Такое переживается тяжело. А очередь… Что же в ней черного-то было? — Да вас там побить были готовы. Оскорбляли постоянно. Только вот вы не убежали, а подходили и разговаривали со всеми. — Да кто там кричал? Одна группа людей. — Не одна… — Или две, или три... Просто от людей прятаться не нужно. Мы имели концепцию продажи билетов на эту игру. И заранее о ней объявили, ничего не скрывая. Но без сложностей не обойтись, если потребность — в 700 тысяч билетов, а стадион вмещает в десять раз меньше. Всегда недовольные будут. Что же мы должны все 700 тысяч поставить в очередь за обладание билетом? Я никогда с этим не соглашусь. Пускать все билеты в кассы — вчерашний день. Кстати, скоро в Москве пройдет финал Лиги чемпионов, так УЕФА вообще в кассы не даст ни одного билета. Все можно будет купить лишь по Интернету. — Но это вы сейчас спокойно говорите. А тогда пришлось понервничать. — Да что вы! Я вообще не считаю, что сделал нечто необычное. Подошел, пообщался. Мы нормально расстались. — Вы вот говорите, что приходится ездить по России, уговаривать губернаторов, чтобы они развивали футбол. Но они ведь могут сказать, что никакой футбол им и не нужен. На футболе вывешивают расистские баннеры. На футболе случаются беспорядки. А уж про договорные матчи не говорит только ленивый. Что тогда им отвечаете? — Самое страшное другое. Вот все об этих проблемах говорят, но забывают, что футбол как отрасль не самая плохая. Да, я ее возглавляю, потому буду защищать до последнего. Но все равно футбол — не самый худший вид жизнедеятельности. Что у нас в каких-то сферах все благополучно? Да со страниц газет не сходит тема коррупции. Случаются аресты чиновников. И почему-то все хотят, чтобы в футболе все было идеально. — Но ведь действительно хочется. — Люди слабы. И если какому-то игроку, судье, тренеру предлагают сдать игру, то он может согласиться. Но мы ведь об этом говорим, ничего не скрываем. Не загоняем проблему глубже. Занимаемся этим вопросом. — Как? — А вы посчитайте, сколько судей отстранено от работы. Посчитайте, сколько клубов лишено профессионального статуса. Это все работа, труд. Мы что-то в сухом остатке получили? У нас был лучший чемпионат России в этом году. До последнего тура мы не знали, кто станет первым, а кто покинет Премьер-лигу. Когда такое было? Разве это не заслуга тех людей, которые очищают футбол? — Если честно, то вся страна ждет какого-нибудь громкого процесса. А еще лучше — судебного приговора. Тогда поверят, что с коррупцией в российском футболе борются по-настоящему. — Все ждут! Да у нас такая страна: все постоянно чего-то ждут. Вся грязь в футболе — от того, что в ней заинтересованы. Я много разговариваю с владельцами клубов, руководителями регионов. И вот они сообщают, что менеджеры, работающие в командах, постоянно им говорят о каких-то заговорах. О том, что их «сплавил» судья, что были «договорняки» и это помешало им победить. И у людей, инвестирующих в футбол, складывается впечатление, что все действительно плохо. И если не будешь соблюдать «правила», то не сможешь играть. Но не надо соблюдать эти «правила». Не надо верить никому. Надо просто играть честно. И все будет нормально. Или получится, как в игре со сборной Израиля. — Вы о том, что все футболисты до матча верили в победу? Дескать, наши все купили, напрягаться не стоит. — Конечно. Говори не говори, что надо играть серьезно, их все расслабляли. Хлопали по плечу, объясняли, что тот футболист не приехал, этот получил травму. Это повлияло на коцентрацию наших футболистов. В общем, это все из серии о коррупции в российском футболе. Нам надо этим переболеть. В ЧЕРНЫЕ ДНИ ВМЕСТЕ С КОМАНДОЙ — Владельцы клубов все это понимают? — Я им объясняю: какой смысл вкладывать деньги, платить зарплаты, премии, а потом еще и покупать судей и команды? Для чего все это? Чтобы попасть в Европу, где тебя непременно накажут? И многие понимают, что играть нечестно невыгодно. Но есть еще группа людей, которая на всем этом делает деньги. — Кто? — Да много. Среди агентов, среди менеджеров. Но мы их потихоньку уберем из футбола. Я в этом просто уверен. Или заставим работать и жить по правилам. Если они думают, что кто-то будет работать, а кто-то — утверждать итоги, то они не правы. А если сами не будем справляться, вот тогда подключим соответствующую систему. Например, правоохранительную. — Вы как-то не слишком хорошо отреагировали в свое время на создание соответствующего отдела в прокуратуре. — Да пока это в основном политические игры. Но вот после выборов наступит стабильность. Известно: если государство поставит цель навести порядок, то оно сможет сделать это в любой отрасли. — Давайте вернемся к трагичному матчу с Израилем. После игры вы остановились возле журналистов и взяли всю вину на себя, никого не обвиняя и не проклиная. Готовились? — Да нет, не готовился. Шел в раздевалку, а тут вы. А что вас удивило? — Да за последние двадцать пять лет всегда показывали на того, кто должен быть козлом отпущения. — Надо понимать: футбол — это прежде всего игра. Одиннадцать на одиннадцать по определенным правилам. И относиться к этому следует соответствующе. А то после встречи с Англией мы вознесли игроков на вершину, а после игры с Израилем готовы были их растоптать. Эти игроки никуда не денутся. У нас других нет. И вы с ними должны работать. Я не сторонник делать скоропалительные выводы. Да, есть какие-то ошибки, над ними надо работать. И все должны этим заниматься: тренеры, футболисты, федерация. И если мы здравые люди, то должны нормально относиться к неудачам. Я же в своей жизни уже проигрывал. Футболисты — тоже: были 1:7 в Португалии, случались другие матчи. В таком положении надо быть вместе с командой. Надо пережить это. Сейчас я занимаюсь футболом — значит, я внутри него. И он внутри меня ежесекундно, ежечасно. Я засыпаю с мыслями о футболе, встаю с этими мыслями. Все, что я делаю, — от души. Мне действительно нравится то, чем я занимаюсь. И мне хочется видеть результат, смотреть, как все меняется в лучшую сторону. — Но ведь в этом году были разговоры о том, что вы покинете РФС и станете губернатором одного из регионов. Раздумывали над этим? — Всему и всегда свое время — любым уходам и приходам. Я совсем недавно избран президентом федерации футбола. Еще раз говорю: если завтра, допустим, будет принята федеральная целевая программа развития футбола в стране, то у меня появится возможность думать о посторонних вещах. Сейчас же не было даже намеков на то, что могут предложить другую должность. ЗАЧЕМ ВЕСТИ СЕБЯ НЕКРАСИВО? — Скажите, когда вы получили больше положительных эмоций: после того как Россия обыграла Англию или после того как Хорватия совершила чудо на «Уэмбли»? — Конечно, после матча в «Лужниках». — Вы думаете, эта победа не была случайной? — Думаю, нет. Был очень хороший настрой, поддержка. Всё — за нас. Сошлось множество факторов. И ребята выдали игру. А как бы они сыграли иначе, когда был такой стадион?! Это, кстати, к вопросу об очередях за билетами. Мы хотели, чтобы на стадион пришли действительно те, кто любит сборную. И вот у нас появилось 20 тысяч человек, которые искренне поддерживают команду. Речь о Всероссийском объединении болельщиков. — Не слишком ли много у вас с ними проблем? — Есть проблемы в фанатском движении, согласен. Но это те люди, которые создали поддержку сборной. Они должны были быть на игре против Англии. И все, что они делали, было фантастикой. Думаю, что все это вдохновило футболистов. Так что по эмоциональности матч с Англией стоит особняком. Его ни с чем не сравнишь. — Перед игрой Англия — Хорватия российские бизнесмены начали обещать балканским игрокам золотые горы. Сулили деньги, автомобили. А почему РФС не выступил с каким-нибудь заявлением? Почему ничего не обещал? — Так это же противоречит принципам честной игры. РФС не имел права в этом участвовать, мы же официальный орган. Существуют специальные запреты в регламенте. — Но вы поддерживали инициативы олигархов? — Вы знаете, я не сторонник таких вещей. Как можно хорошо сыграть по заказу? Я не понимаю. Если футболист выступает на определенном уровне, то он не сможет прыгнуть выше головы, если ему заплатят дополнительно. Да и что это тогда за спортсмены? За деньги лучше сыграют, а без денег — хуже? — За деньги могут «умереть» на поле. Тем более хорватам победа была не нужна. — Я, еще работая в «Зените», был противником подобной мотивации. А в РФС — и подавно. Это что — мы будем тратить наши деньги, средства союза, на мотивацию чужих игроков? У нас есть куда тратить. Кроме того, я думаю, что как бы ни поощряли футболистов, а играть все равно надо. Если ты не умеешь этого делать, то ничто не поможет. — Когда вас только выбрали президентом РФС, многие говорили, что вот сейчас «Зенит» точно станет чемпионом. Но питерский клуб победил на третьем году вашего правления. Не помогали клубу? — Отношения с руководством клуба у меня сохранились. И я не всегда одобряю некоторые их решения. Где-то критиковал, где-то подсказывал. Меня слушали, если хотели. Но, понимаете, у меня точно такие же отношения со всеми 16 клубами Премьер-лиги. Абсолютно идентичные. — Не помогли «Зениту», выходит? — Я ведь до этого был руководителем Премьер-лиги. И в то время никто в мой огород камня не бросил. Потому что в этих вопросах я очень щепетильный. Да, я не скрываю, что люблю Санкт-Петербург, люблю «Зенит». Но есть определенные вещи из области морали. Хотя за последние 15 лет мы о таких понятиях, как порядочность, нравственность, стали забывать. А для меня это очень важно. Ко мне как-то подходили болельщики после игры «Спартака» с кем-то. И вот начали обвинять, дескать, мы знаем, почему в этом году «Зенит» идет на первом месте. — А вы? — Ребята, говорю, если бы это был я, то команда еще и в прошлом, и в позапрошлом году первой стала. — Дика Адвокаата вы «Зениту» посоветовали, не отрицайте. — Что значит посоветовал? Решение-то принимали руководители клуба. Да, когда я встречался с Адвокаатом, мне он понравился. Но контракт с ним я не подписывал. — Давайте тогда о сборной. Скажите, билеты в Австрию купили? — Пока нет. Но работа в этом направлении ведется. — По-иному себя ощущаешь, когда приезжаешь как полноправный участник турнира? — Безусловно. Раньше ты чувствовал себя гостем. — На представителей федерации Англии теперь будете смотреть свысока? — Да нет, зачем вести себя некрасиво? www.futbol-1960.ru
© Voon Development Team 2000 - 2022 Contact us: info@voon.ru